Контакты

Neue Kräme 27
60311 Frankfurt am Main

 

Tel: +49 (69) 209 77 840
Fax: +49 (69) 209 77 841


info@amiragov.de

 

Michael Amiragov

Anwaltsbüro Amiragov

Mitglied der Rechtsanwalts-
kammer Frankfurt am Main.

Die Berufsbezeichnung „Rechtsanwalt“ wurde in der 
Bundesrepublik Deutschland verliehen.

 
Преступление, которого могло и не быть PDF Drucken E-Mail

 

 

Вместо предисловия

В один из субботних дней мама с пятнадцатилетней дочерью отправились за покупками в магазин. Вдоволь истратившись, стали собираться домой. Предварительно зашли в туалет. Далее приводим показания матери, внесенные в полицейский протокол: «Когда мы зашли в туалет, то я увидела, что работник туалета, стоявший у входа, сразу же последовал за нами.  Я зашла в кабинку, а дочь поджидала меня снаружи. Через некоторое время я услышала подозрительный шорох. На вопрос, все ли в порядке, дочь через некоторое время ответила утвердительно. Когда мы вышли из туалета и отправились домой, дочь выглядела совершенно потерянной. И лишь дома призналась нам, что в тот момент, когда я находилась в кабине, к ней подошел работник туалета и  стал приставать: обнимать, трогать за интимные места. Разумеется, мы были шокированы и сразу же обратились в полицию».

 

По факту заявления полиция незамедлительно возбудила дело. Первый шаг-установление личности подозреваемого. Это не трудная задача, даже с учетом того, что потерпевшая и её мама не смогли хорошо запомнить внешность мужчины. Полиция просто запросила у фирмы, осуществляющей уход за туалетом, кто из её сотрудников работал в указанное время в указанном месте. Ответ по факсу поступил в считанные минуты: это был Николай Т. (имя изменено). Николай был вызван в полицию, дал показания. Его фотографию вместе с восемью фотографиями других мужчин примерно того же возраста впоследствии предъявили девочке и её маме для опознания. Николай сразу же был ими опознан.

 

Стадия следствия.

 

Зачастую наши земляки не отдают себе отчета в том, что даже такое «невинное» на первый взгляд поведение в отношение женщины (или девочки), как приставание на словах, незначительные (но полные известного смысла) прикосновения к её телу, эксгибиционистские выходки, «сальные» шуточки и намеки и т.д. могут быть расценены жертвой (или её родителями) как сексуальное принуждение. И даже стать предметом уголовного разбирательства. Принуждение имеет много разновидностей: бывает грубым и  неприкрытым, часто используются различные изощренные, деликатные психологические способы. Закон охраняет жертв подобного поведения. Уголовный кодекс содержит норму - § 240 StGB, Nötigung, которая предусматривает наказание в виде лишения свободы до трех лет или денежного штрафа для тех, кто с помощью силы или угрозы её применению принуждает жертву к определенным действиям или же к бездействию. Наказание ужесточается (лишение свободы от шести месяцев до пяти лет), если речь идет, в частности, о  принуждении к вступлению в сексуальные отношения. Нужно помнить, что наказуемы не только сами действия сексуального характера, но и «бесконтактное» сексуальное насилие (и даже попытка его осуществления).

 

Как закрыть дело?

Следуя поговорке «От сумы и тюрьмы не зарекайся»,  хотелось бы напомнить процессуальные права и тех, кто по глупости или «по пьянке» пересек границу цивилизованных отношений с женщиной. На практике, после сбора доказательственной базы полиция передает дело для утверждения обвинительного заключения в прокуратуру. В этот момент у подозреваемого появляется шанс закрыть дело на досудебной стадии. В этом случае в отношении него не проводится судебного разбирательства, и  ответственность перед судом он не несет.

 

Для досудебного закрытия дела закон указывает на следующие возможности.

 

1. В соответствии с § 170  II StPO  в связи с недостаточностью добытых улик. Если адвокат приходит к выводу, что следствием не добыто достаточных доказательств, то он ходатайствует о прекращении производства по делу.

 

2. Согласно § 153 I StPO, если будет доказано  отсутствие в  деле публичного интереса (общественной значимости). Здесь в первую очередь учитываются прежние судимости правонарушителя (или их отсутствие).  В выигрышном положении оказывается тот, кто перед законом «чист».

 

3. На практике наиболее часто дела прекращается в соответствии с § 153 a I StPO, если речь идет о проступке (Vergehen) и степень тяжести вины преступника незначительна.  Различия с ранее рассмотренной с  § 153 I StPO состоят в том, что в данном случае прокуратурой на подозреваемого возлагаются определенные обязанности (например, уплатить определенную денежную сумму в пользу какого-либо общественного учреждения). Образно говоря, адвокат заключает с прокурором сделку: мы оплачиваем, а вы закрываете дело. При установлении размера  денежной суммы принимается во внимание  доход подозреваемого.

 

Беда Николая заключалась в том, что он недооценил  серьезность положения, в которое попал. И очень удивился, когда за такой «пустяк» получил по почте Anklageschrift (копию обвинительного заключения) из суда. Ему вменялось в вину то, что он «…взял потерпевшую за руку, приблизился к ней вплотную, стал гладить её плечи и положил руку на её грудь…». Прокуратура усматривала в действиях Николая признаки состава преступления уже известной нам  статьи -§ 240 StGB.

 

Судебный процесс.

Положение Николая осложнялось тем, что ранее он уже четырежды привлекался к уголовной ответственности: за сексуальное преступление, управление автомобилем без водительского удостоверения и дважды за кражу. Мы не задумывались над тем, браться за дело или нет. Конечно, совершен очень неблаговидный поступок. Но деятельность адвоката сродни работе врача. Какие бы личные чувства адвокат не испытывал к обвиняемому, его профессиональная задача состоит в том, чтобы помочь суду установить истину. В том числе, ответить на вопросы: совершил ли обвиняемый данное преступление, какими мотивами он при этом руководствовался, имеются ли обстоятельства, смягчающие его вину и пр. Ведь даже в уголовном процессе установлен принцип равноправия и состязательности сторон - защиты и обвинения. Не будь адвоката, обвиняемый столкнулся бы один на один с  мощным полицейским аппаратом, прокуратурой. Его шансы на успех в этом противостоянии ничтожны. Конечно, некоторые наши подзащитные – далеко не ангелы (наш «герой» - тому подтверждение). Но все же они – люди. И имеют конституционное право на юридическую помощь. Ознакомившись с материалами дела, в которых были собраны доказательства вины обвиняемого, в том числе, фигурировали и его признательные показания, данные на предварительном следствии, стало ясно, что основными задачами защиты является:

 

1. минимизация наказания (ибо об оправдании речи не могло и быть),

2. недопущение вынесения наказание, связанного с фактическим лишением свободы. Т.е. вынесение условного наказания.

 

Судебный процесс явился для Николая тяжелым испытанием. Представьте: полный зал родных и знакомых девочки, полицейских, представителей прессы. В течение долгих часов подсудимый должен выносить ненавистные, испепеляющие взгляды публики, направленные на него, ожидая судебного вердикта. Поверьте, испытание не для слабонервных. Уж одно это – моральная сторона поступка и его общественная оценка должны заставить задуматься потенциальных преступников: стоят ли того рискованные «сексуальные игры». Утаить свои «похождения» от родных,  знакомых, коллег по работе тоже не удается. Вот и выходит, что, поддавшись мимолетному соблазну, человек до конца своих дней рискует жить с несмываемым пятном позора.

Ну а наше дело закончилось для Николая вполне благоприятно: он был приговорен к трем месяцем лишения свободы условно (auf Bewährung).